До недавнего времени он оставался единственным легионером в мужской российской сборной, у кого БЦ не взял развернутого интервью. Однако накануне первого матча с чехами за право поехать на чемпионат мира мы закрыли и этот должок. Тем более Олег Грамс — персонаж очень интересный. Чего стоит один только нежданный отъезд за границу на четвертом десятке — из «Чеховских Медведей», где добыты 13 (!) титулов чемпиона России, во французский «Дюнкерк»!

— Ваш маршрут из Скопье в Пльзень со стороны кажется непростым…

— Дорога не такая уж и тяжелая. Двести километров до Солоников, прямой рейс до Праги, потом еще сотня километров на автобусе до Пльзеня. Это не самый трудный путь, который преодолевал в карьере.

— А какой был самым-самым?

— Наверное, на Фарерские Острова, тоже со сборной. Добирались из Москвы в Данию, а оттуда уже к месту назначения.

— За шесть лет, что прошли с предыдущих стыковых матчей против чехов, соперники стали значительно сильнее?

— Они удачно выступили на чемпионате Европы. С приходом новых тренеров команда заиграла по-другому — быстрее, агрессивнее. Думаю, да — нынешняя сборная сильнее той.

— А российская?

— А российская всегда сильная!

— Хорошо изучили, как бросают Горак, Здрагала, Кашпарек?..

— Уделяли этому в среднем по тридцать минут в день. Смотрели, кто куда бросает, делали выводы, думали, как лучше сыграть в том или ином моменте… Нарезки предоставлял наш тренер вратарей Игорь Левшин. В бросковом плане у чехов все хорошо подготовлены — сильные полусредние, центральный, края.

— Что было на душе, когда в «Чеховских медведях» объявили о курсе на омоложение?

— В принципе это нормальный спортивный процесс. Открыто, в лоб о нем не говорилось. Но по косвенным признакам все можно было понять заранее. Уже осенью в мой последний сезон предстоящий уход был, по сути, предопределен. Контракт с «Дюнкерком» подписал еще перед Новым годом. Сделал выбор и не жалею.

— Но вы расстроились, что пришлось уезжать?

— Конечно, было трудно менять привычную обстановку. Все-таки столько лет в одном клубе… Но повторюсь: для спорта это нормально. Подобные ситуации могут отдавать цинизмом, прагматизмом, но ничего такого в них нет. Со временем стало легче. Голова была занята уже подготовкой к выступлению за французский клуб. Для меня все прошло болезненно, но переживал недолго. Хорошо, что «Дюнкерк» во всем помогал, меня здорово приняли болельщики. Адаптировался спокойно.

— Ваш агент Александр Жедик предположил, что, появись московский «Спартак» раньше, вы доигрывали бы карьеру там.

— На то время, поступи предложение, наверное, действительно его принял бы. Но сейчас, если бы меня поставили перед выбором, предпочел бы, конечно, Францию.

— Отыграв сезон за рубежом, не задумались, что, возможно, стоило уехать раньше?

— Задумывался, и не раз. Есть такие мысли. Даже уверен, что надо было что-то менять. Ведь все шло по накатанной.

— Заграничных предложений за годы карьеры было много?

— Все считали, что я все равно не уеду. Так и происходило. Наверное, если бы мы задались целью найти новый клуб, варианты возникли бы. Этим просто не занимались. На самом деде предложений на самом деле было немного. В основном с постсоветского пространства. После отъезда из «Чеховских Медведей» ведущих игроков лет пять назад звал к себе запорожский «Мотор». Слышал об интересе минского «Динамо», которое позже прекратило существование. Потом были разговоры со швейцарским «Винтертуром». Параллельно внимание на меня обратил испанский «Логроньо».

— Вы не ездили со сборной на два последних топ-турнира. Вернуться в команду помог как раз отъезд за рубеж?

— Скорее всего. Это повлияло. Думаю, если бы остался в России, вряд ли меня вызывали бы в сборную. Но все-таки это вопрос к тренеру.

— 34 года для голкипера — нормальный рабочий возраст?

— Зависит от самочувствия. Кто-то может и до сорока играть, кто-то — и в тридцать завязать. Но в принципе мой возраст для вратаря — не закат карьеры. Три-четыре сезона можно еще спокойно выступать. И таких примеров уйма. Знаю, 40-летний Сьерра из «Пика» перебирается во Францию. Я себя пока чувствую хорошо.

— Во Франции часто вспоминают знаменитый лигочемпионский матч «Чеховских Медведей» с «Монпелье» в 2010-м?

— Да, его все помнят. Нынешний чемпионат мы завершали матчем как раз против «Монпелье», который к тому времени уже выиграл Лигу чемпионов. Встречались именно в том зале, куда приезжали и с «медведями». Ребята из нашей команды говорили: мол, помним, что вы тогда прошли по пенальти. И президент «Монпелье» не забыл. Это как раз был его первый год в новой должности. Пообщались, поулыбались…

— Как в клубе расценили шестое место по итогам чемпионата Франции?

— Задача была — занять пятое. Так что, наверное, это неудача. Все определялось в двух последних турах. Были близки к пятой позиции. А при некоторых раскладах могли стать и четвертыми. Нужно было обыгрывать «Монпелье» у него дома, а это тяжело. Все надеялись на благополучный исход параллельного матча. Но, к сожалению, нам не повезло. Все решил один мяч, заброшенный «Эксом» в ворота «Сен-Рафаэля» за восемь секунд до сирены. Забросил его, кстати, украинец Сергей Онуфриенко. Выиграй «Сен-Рафаэль» — и мы стали бы пятыми. Хотя виноваты сами. По ходу чемпионата упустили два-три очка, которых не должны были терять. От этого зависел и выход в еврокубки. Пятое место давало право на участие в Кубке ЕГФ. Будем пытаться попасть туда в следующем году. У меня еще сезон контракта.

— Чемпионат Франции — уже сейчас лучшая европейская лига?

— Не сказал бы. Думаю, бундеслига пока немного сильнее. Мне кажется, там чуть больше высококлассных команд. Но что чемпионат Франции на втором месте — это точно.

— Броски во Франции и России сильно отличаются в плане техники, силы?

— Да. Вообще во Франции несколько иная система взаимодействия вратаря с защитой. Европейская школа. Перестраиваться было сложно. Не буду вдаваться в нюансы. Но вообще там обороняются жестче, судьи позволяют больше единоборств. Плюс выше дисциплина, все четко выполняют свои обязанности. «Дюнкерк» играет в обороне 6-0. А в «медведях» мы стояли 5-1. В каком случае вратарю легче? Мне кажется, при 6-0, если эта защита поставлена хорошо.

Естественно, бросковая подготовка во Франции лучше. О чем говорить? Хотя все зависит от конкретного игрока. Но даже у аутсайдеров есть по два-три гандболиста, которые обладают большим арсеналом бросков. А в хороших командах такие все.

— На пляж часто выбираетесь?

— Когда хорошая погода — да. Живу недалеко от него. В солнечные дни там весь город вместе с окрестностями. К сожалению, тепло бывает нечасто. Поэтому все и ловят момент. Дюнкерк — небольшой уютный город на берегу Ла-Манша. Но особого досуга там у меня нет. Нужно интенсивнее учить язык — тогда откроется гораздо больше возможностей. Пока с этим проблемы.

— Специально выбирали клуб из курортных мест?

— Не сказал бы, что Дюнкерк — курортный город. Это самый север Франции. У меня было параллельное предложение от клуба с юга страны. Но тот вариант прорабатывал другой агент, и я выбрал клуб, который нашел мне Жедик. Да он и раньше его подыскал.

— В Пекине в 2008-м не могли и представить, что о шестом месте на топ-турнирах в будущем придется лишь мечтать?

— Олимпиада — это соревнование, где каждая команда становится в два раза сильнее. Все играют на такой эйфории… Да, по сравнению с 2008-м наши результаты скромнее. Хотя на чемпионате мира-2013 в Испании было седьмое место. Потенциал у российской сборной всегда был и есть. Нужно найти игру, и, думаю, успех придет.

— Вратарей принято делить на две категории: классики и реактивщики. Вы относитесь к классической школе?

— Думаю, да. Классики чаще взаимодействуют с защитниками. А у темповиков более творческий подход. В этом главное отличие.

— У вас красивая фамилия. Узнавали ее происхождение?

— Это фамилия отца. Вроде как раньше ее носили литовские немцы. Но я не углублялся.

Мордасевич

Фото: Федерация гандбола России, facebook.com/DunkerqueHandball.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.