Поражение от австрийцев в недавнем отборочном раунде чемпионата мира прервало небывало благополучную серию гандбольной сборной Беларуси. До этого она шесть раз кряду выходила в финальные стадии топ-турниров.

Мы обсудили случившееся с главным тренером Юрием Шевцовым, который по следам неудачи уже получил от национальной федерации карт-бланш на продолжение работы с командой.

— Чувствуете себя человеком, застигнутым врасплох нежданной бедой?

— Нет. Вспомните выходы нашей команды на все предыдущие топ-турниры. Ни один из них не был гладким, не шел накатом. Все происходило в последние минуты. Чаще всего успех дела зависел от одного-двух мячей. Иногда нам просто везло. В Беларуси не было и пока нет команды, которую соперники воспринимают как устоявшуюся стабильную силу. Цепочка удачных результатов не была прочна. И я понимал, что когда-то она непременно прервется. К сожалению, это случилось в самое неподходящее время.

— А почему именно сейчас?

— Во многом из-за стечения форс-мажорных, неблагоприятных обстоятельств. Их хватало. Не стану перечислять все. Назову хотя бы два, которых уже достаточно.

Первое — травма Влада Кулеша. Потеря важного левого полусреднего кардинально изменила систему нашей игры. Осенью и зимой, на чемпионате Европы в Хорватии, белорусы играли в современный скоростной гандбол. Теперь пришлось вынужденно от него отказаться, перестраиваться на другие варианты как в атаке, так и в обороне.

Вторая неприятность — травма Ивана Бровко по ходу второго матча против австрийцев. Ваня был ключевым элементом в правильно выбранной нами защитной схеме 5-1. Пока он был в игре, мы уверенно лидировали. Но равноценной замены ему на месте переднего защитника не нашлось. И при таком раскладе австрийцы сразу стали сильнее. Они победили вполне заслуженно.

— Как прошло обсуждение вашей неудачи исполкомом федерации?

— Довольно спокойно.

— Там говорили о ваших ошибках?

— Я сам о них говорил. Тренер виноват в любом поражении команды. Игроки старались и показали все, на что были способны в это время и в этом составе. За отрицательный результат отвечать мне.

— Тренер — это профессия творческая. А у творцов, считаю, должно быть право на ошибку. Впрочем, бывают случаи, когда ошибки непростительны. Команда доминирует в первом тайме выездного матча и резко сдает во втором. Кроме травмы Бровко, что еще пошло в Вене не так?

— Мои ошибки запрятаны гораздо глубже того места, где вы их ищете. Как тренер сборной я должен курировать и контролировать всю систему подготовки резерва в командах младших возрастов. Главные просчеты были там.

В свое время мы очень много инвестировали в подготовку полусреднего Алексея Шинкеля. Увы, на уровень требований сборной парень, который на два года старше того же Кулеша, пока не вышел. Не хватает характера, ему хорошо и возле большого гандбола. Возможно, мы поставили не на того, на кого следовало. В результате у нас нет игрока, который дублировал бы функционал Кулеша. Влад оказался золотым, но штучным товаром. В результате, когда с ним что-то случается, сборная Беларуси превращается в рядовую команду.

Особенно если еще не раскрывают свой потенциал и вратари. Слава Солдатенко матч в Вене не провалил. Но важный гол Цайнера в ближний угол при атаке соперника 7 на 6 — это его просчет. Да и четыре из шести голевых бросков Херманна залетать в сетку не должны были.

— Кстати, что и почему стряслось в венском матче с Бровко?

— В конце первого тайма случился рецидив травмы икроножной мышцы. Возможно, и здесь я ошибся: не дал Ивану передохнуть, не сделал поправку на то, что его организму уже тяжело было выдержать целый тайм такой интенсивной игры.

— А у вас нет ощущения, что с отъездом на легионерские контракты из СКА Вадима Гайдученко, Артура Карвацкого, того же Шинкеля остановился их прогресс? Даже Артем Королек, по-моему, не играет в сборной сильнее, чем год назад.

— По Корольку не согласен. Во втором матче против него акцентировано действовали по трое-четверо австрийских защитников. У соперников была в принципе простая тактика. В первом матче они уделили повышенное внимание Андрею Юринку и обезопасили себя от его бросков с края. А во второй игре они хорошо взаимодействовали в центре, переключаясь с Королька на задних бросающих. В результате во втором тайме стало сложнее играть Борису Пуховскому и Сергею Шиловичу. Повторюсь, соперник оказался попросту сильнее, был лучше готов.

— Мы ушли от темы легионеров.

— Считаю, отъезд игроков в зарубежные клубы — стратегия верная, выгодная сборной. Вот смотрите: в составе австрийцев были четверо игроков из первой немецкой бундеслиги. Билык — абсолютный лидер команды. Херманн и Вагнер — зрелые сформировавшиеся игроки. Я помню, как выглядел Никола Билык в «Киле», как только туда перешел. Сейчас он прибавил колоссально.

Первый сезон за границей — это всегда сложное время. Надо адаптироваться в новом социуме, привыкать к другим тренировочным и игровым требованиям. Не думайте, что осенью все сразу гладко пойдет и у Саши Подшивалова в «Миндене», и у Кулеша в «Виве». Но, уверен, надо подождать — и через два-три года мы получим в сборную уехавших игроков принципиально другого уровня. Удерживать их в нашем национальном чемпионате было бы ошибкой.

— Все сходились во мнении, что попадание на Игры в Токио — наиболее верный шанс раскрыть потенциал талантливой генерации белорусских игроков, которым сегодня по 22-24 года. Не участвуя в чемпионате мира, заполучить олимпийскую путевку практически нереально. Но федерация выписала вам кредит доверия. При этом уточнили задачи и цели?

— Ясно, что сборная станет другой. Мы перестанем вызывать в нее возрастных игроков, с которыми сейчас не решили задачу выхода на «мир».

Что касается олимпийской темы, то поднимать ее сейчас, по-моему, вообще не совсем верно. Актуальный негатив не в том, что мы можем не сыграть в Токио. Он в том, что нас не будет на ближайшем чемпионате мира, что о гандболе станут меньше говорить в стране, а конкуренты потеснят его на телеэкранах.

Верной практикой всегда было поступательно идти от турнира к турниру, совершенствуя игру. Сейчас такой ближайшей задачей становится выступление в отборе к чемпионату Европы. А на нем, кстати, еще будет разбираться часть олимпийских квалификационных квот. У нас в отборочной группе — серьезные соперники: чехи, боснийцы, финны. И для спора с ними нужна новая команда.

Между тем, с ее комплектованием уже наметились проблемы. За урожайным поколением 94-96-го годов рождения идет возраст 98-го, который никуда не прошел в своей системе топ-турниров. Хорошо, что кого-то из этих ребят подобрал и растит минский СКА. Но добротной соревновательной закалки в молодости они не получают.

— В чем должно быть главное отличие вашей будущей сборной от теперешней ее версии?

— События этого лета отдаленно напомнили то, что случилось в 2015 году на чемпионате мира в Катаре. Там мы неудачно сыграли во многом из-за того, что в плохой форме был наш тогдашний капитан и вожак Сергей Рутенко. Сейчас дала о себе знать похожая зависимость сборной уже от другого лидера — Влада Кулеша.

От этого изъяна надо избавляться. И этого не добьешься, говоря красивые слова с трибуны. Надо браться за серьезную совместную работу с тренерами, которые ведут молодежь.

Мы споткнулись и упали. Но тот, кто быстрее поднимется, первым догонит ушедших вперед. Когда у нас в национальной команде будут два условных Кулеша, два условных Пуховских и Королька, тогда и поговорим о больших делах.

А то, что было до этого, — большей частью счастливые случаи.

vk.com/handballfast

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.