Share
Тренер, который не ноет, а находит таланты даже на улице. История (очень успешная) энтузиаста из Бреста

Тренер, который не ноет, а находит таланты даже на улице. История (очень успешная) энтузиаста из Бреста

Сейчас «находки» Леонида Вашкевича играют за БГК и сборную Беларуси.

Брестский ЦУМ. Мама и ее высокий сын-подросток чем-то озадачены. Вдруг к ним подходит незнакомец:

– Что ищете? Может, я подскажу?

– Парню обувь по размеру найти не могу, – смутившись, ответила женщина.

– А чем ребенок занимается? – собеседник вдруг переключился на другое. – Найду вам обувь. Только приходите заниматься гандболом!

«Незнакомец» вполне себе известен в Бресте и белорусском гандболе. Леонид Вашкевич – старший тренер БГК-2. Он один из тех, кто до сих пор ищет перспективных спортсменов, просто наблюдая за мальчишками во дворах, на школьных стадионах и на улицах. Среди прочих Вашкевич открыл для БГК и сборной Беларуси Артема Кулака, Вячеслава Шумака, Виталия Черепенько и Андрея Юринка.

– Сам я из Ляховичей, – рассказывает 56-летний Вашкевич. – К началу 70-х там уже было гандбольное отделение в ДЮСШ. Вообще, в Брестской области было четыре гандбольных города – Барановичи, Брест, Ляховичи и Малорита. Так что в гандбол я пришел где-то в пятом классе в родном городе.

В то время в Бресте нередко проводились областные соревнования. На них постоянно присутствовал Анатолий Петрович Мешков, он брал на карандаш перспективных ребят. Таким счастливчиком оказался и я. Мешков брал меня играть за взрослую команду Пединститута, когда я был девятиклассником. Мы участвовали в первенстве БССР, выезжали на соревнования в Украину. После окончания университета я сосредоточился на тренерской работе.

– Вы один из немногих тренеров, кто сам ходит даже по улицам и ищет перспективных ребят…

– В этом отношении я взял пример с Анатолия Петровича. Хорошо помню, как Мешков наблюдал за молодыми игроками, брал их на карандаш. Так он привел в гандбол ребят из многих регионов Беларуси. Мешков мог ехать в поезде, увидеть фактурного парня и пригласить его в гандбольную секцию. Можно сказать, что я продолжаю дело Анатолия Петровича.

– Почему среди других детских тренеров такая практика в последнее время непопуля

– Некрасиво обсуждать работу других. Лично я ищу перспективных ребят не меньше, чем раньше. Присматриваюсь к детям в школах, во время поездок по деревням и другим городам. Где бы ни находился, наблюдаю за окружающими. На самом деле, все ходят по улицам – и дети, и тренеры. Просто свое дело нужно любить, выполнять работу как можно лучше.

– Как вы определяете, что ребенок подходит для гандбола?

– Факторов много. Конечно, смотрю на физические данные – рост, вес, длину рук. Есть 13-14-летние парни под два метра с размером ноги за 50. Интересно изучить родителей – от их роста до человеческих качеств.

Но главное даже не антропометрия. Нужно смотреть в глаза детей, наблюдать за их поведением. Это тяжело передать словами, но иногда смотришь на парня лет 12-13 и чувствуешь: да, из него может что-то получиться. И, в принципе, пока я ни разу не ошибся. Не стесняюсь подходить к детям, заводить беседу. Потом подключаю к общению родителей. Важно увидеть и их «комплектацию», ведь дети растут по-разному. Главное, чтобы у родителей и ребенка было искреннее желание заниматься гандболом. Когда у юноши глаза горят, то с него можно слепить профессионального гандболиста.

Бывает, прихожу на школьные стадионы и смотрю, как мальчишки рубятся в футбол. Отмечаю, как тот или иной парень бегает, падает, забивает, отдает передачи, делает рывки. Подходишь к такому подростку и предлагаешь записаться на гандбол. А тот может и не знать, что это за вид спорта такой. Стараюсь воодушевленно рассказать о гандболе, заинтересовать. Да и родители, учитывая гандбольный бум в Бресте, видят перспективу в нашем виде спорта.

– Наверное, теперь важную роль играет, левша ребенок или правша.

– Были левши и раньше. В одно время в моей команде было сразу шесть таких. Женя Гладун, Валентин Чернов, Коля Колдычевский – все они 1990 года рождения. Если тренер старается, он будет и сам искать леворуких игроков. Лично мне не нужно было приказывать и говорить, что в команде обязательно должен быть левша. Я и сам это прекрасно понимал и искал. После введения «правила левши» я еще нескольких ребят нашел. Например, парня 2004 года рождения с ростом 1,85. И он ведь еще вырастет: оба родителя под два метра.

***

– Как вы нашли главных звезд БГК?

– Славик Шумак был полненьким ребенком и другим секциям был неинтересен. А я его увидел на улице – он постоянно гулял со своим другом и выделялся ростом. Конечно, я мимо такой «машины» не мог пройти :). Постарался заинтересовать парня гандболом, но он поначалу отказывался. Пошел к его учителю физкультуры – и совместными усилиями мы привели Шумака в нашу школу.

Кулака я привел в гандбол, потому что мы земляки с его покойным отцом Федором, оба из Ляховичского района. Я вел Артема со второго класса. Его отец постоянно говорил мне: «Научи Артема играть в гандбол так же, как ты». А в итоге парень уже переплюнул меня. Сейчас Артему всего 21, но посмотрите, как он видит площадку, какие отдает передачи.

Андрея Юринка ко мне тоже привел отец. Андрей понравился: он парень с характером. В свое время я использовал его на нескольких позициях. В итоге парень стал угловым в БГК, однако в случае необходимости и сейчас бы мог сыграть на позиции полусреднего.

– В каких необычных местах вы находили детей?

– На автовокзале, на авторынке. Юрия Лукьянчука, который сейчас выступает в чемпионате Финляндии, взял на карандаш в ЦУМе. Он шел с мамой – бросилось в глаза, что она тоже очень высокая. Подхожу, спрашиваю, что они в этом магазине ищут. Женщина отвечает: «Вот, обувь парню по размеру найти не могу». Говорю: «Найду вам обувь. Только приходите заниматься гандболом!»

Обувь для высоких мальчишек – вообще отдельный разговор. Привожу 13-летнего подростка к ребятам из основной команды. Говорю: «Шумак, дай мальчику обувь померить». А у Славы 50-й размер. Мальчик надевает и говорит: «Тесно». Подзываю Криштопанса, у него обувь 52,5. Парень меряет и говорит: «Как на меня!» Латыш очень удивился и подарил две пары. Игроки главной команды нередко делают презенты в виде кроссовок или маек ребятам.

Процесс поиска перспективных детей не останавливается до сих пор. Вижу примечательного мальчика – бегу к нему, к родителям, завожу диалог. Кроме того, у меня налажена связь со многими учителями физкультуры в регионах. Они тоже нередко советуют перспективных ребят. Да и имя в какой-то степени на меня уже работает. Родители ведь общаются между собой, оставляют положительные отзывы. Мне звонят родители, друзья, знакомые того же Славы Шумака. При первой возможности сажусь в машину и еду хоть в самый отдаленный городок Брестчины и даже за ее пределы – в Слоним, Несвиж и так далее.

Подобным образом в гандбол пришел Саша Буйкевич, который сейчас выступает за «Гомель». Он родился на краю света – в деревушке Святица Ляховичского района. Но мальчик хотел играть в гандбол, да и мама у него занималась этим видом спорта. Приехал в Ляховичи, попросил его бросить на дальность, на точность и на силу. И уже через пару минут вижу: задатки есть. Бросок хороший – наверное, это в генах заложено. Ведь его брат Олег – профессиональный кикбоксер.

Всегда стараюсь помочь тем, кто идет в гандбол. Это не значит, что нужно ходить и упрашивать преподавателей ставить хорошие оценки. Например, есть парень из Несвижа Денис Кривда 2000 года рождения. Посоветовал родителям поступить в брестский колледж связи. Не получилось на бюджет – он пошел на платное. Но парень старался, рос – и теперь мы его переводим в наше училище олимпийского резерва.

– Но ведь далеко не все ребята в итоге вырастают в крутых гандболистов.

– Так это не главное, станет ребенок спортсменом или нет. Я в первую очередь нацелен на то, чтобы дети стали достойными гражданами. Геннадий Шамрило стал хорошим врачом-оториноларингологом. Среди моих учеников полковник милиции, учителя, сотрудники таможни и райисполкома. Первым воспитанникам уже далеко за 30, но ни один из них при виде меня не проходит мимо. Люди не отворачиваются спустя столько времени – этим действительно можно гордиться.

Поэтому я никогда не отказываю родителям, которые приводят детей в гандбол. Не имею на это морального права: они ведь приносят тебе цветок жизни. Например, в нашей школе занимался Андрей Лагодич – мальчик далеко не перспективный, но очень-очень старательный. Иногда начальство по этому поводу выражало недовольство. Я говорю: «Пусть занимается, он же не мешает!» А сейчас парень помогает БГК, учится в университете. Не вышло из Андрея большого спортсмена, но для здоровья и личностного развития это был большой опыт.

Были мальчики низкие, полные. Но я никогда не отказывал им в занятиях, просто держал вне списка. Ведь каждый ребенок – личность. Неважно, станет он спортсменом или нет. Главное, чтобы остался хорошим человеком. А были примеры, когда такие дети в итоге вырастали, худели и становились гандболистами.

***

– Говорят, сейчас дети в физическом плане не те, что раньше. Согласны?

– Если честно, раньше среднестатистический ребенок был более подготовленным. Изменился образ жизни, он стал сидячим. Многие ребята проводят все свое свободное время за компьютерами. Но не все. Иногда смотришь на парней и нарадоваться не можешь! Здорово, что есть на нашей земле богатыри, которые не разбалованы гаджетами. Меня родители очень часто благодарят: «Спасибо, что наших детей от компьютеров оторвали!»

Кроме того у детей в последнее время стало больше «болячек». Но важно не ставить изначально на карьере крест. За 35 лет работы бывало разное. На первый взгляд кажется – ребенок кривой, с явным сколиозом.  Но скажешь делать «лодочку», приседания, упражнения на мышцы живота, отправишь парня в лагерь – и все в порядке. Тем более когда речь идет о высоких подростках: часто кости растут быстрее, чем организм. И те же проблемы с сердцем к 16 годам нередко пропадают. Главное – не потерять таких парней. То есть терпеливо ждать, не давать чрезмерных физических нагрузок и работать с ребятами на технику и координацию.

– Не чувствуете, что родители стали меньше приводить детей в спорт?

– Нет, в Бресте сейчас все наоборот! Благодаря менеджменту БГК, хорошему зрелищу на матчах и правильной рекламе родители сами приводят детей в гандбол.

Я и сам нередко «цепляю» примечательных ребят в «Виктории». Как-то увидел знакомого, который пришел на матч со своим другом ростом в два метра. Смотрю – мальчик рядом бегает. Поговорили о спорте, задал пару вопросов о парне. Ни в каких секциях он не занимался, и я уверенно сказал: «Все, будешь на гандбол ходить!». Оказалось, он левша – в нынешних условиях это вдвойне ценно.

***

– Недавно БГК выступил инициатором создания детской лиги Zubr Cup. Выступают в ней перспективные ребята?

– На любой вкус! Немало моих ребят играет – здорово, что у них появилась возможность участвовать в такой лиге. Вспоминаю историю Андрея Саханевича, который сейчас играет за команду Бреста. В свое время его оказалось непросто убедить заниматься гандболом. Он как-то больше склонялся к футболу. Что ж, пришлось отпустить в другую секцию. Но я о парне не забыл и спустя год позвонил. Спрашиваю: «Ну как ты, получается в футболе?» Оказалось, что не очень. Говорю: «Все, завтра жду тебя!» А вот не сделай я этот звонок – потеряли бы парня.

– Бывали случаи, что теряли детей из виду?

– Нет. А сейчас такая ситуация в принципе невозможна: в БГК очень развита клубная структура, всю перспективную молодежь держат на карандаше. Мы совместно с Андреем Мочаловым, главным тренером БГК-2, привлекаем лучших во вторую команду.

– Но ведь у подростков есть переходный период, и в это время в голове могут быть разные «тараканы».

– Мы стараемся с детьми по-хорошему. Они не любят, когда их заставляют что-то делать. Нужно быть более мягким, не забывать хвалить подопечных, показывать упражнения на собственном примере. Они чувствуют, когда ты обращаешься к ним как к личности. Я все 35 лет отношусь к подопечным как к собственным детям. Поэтому проблем, о которых вы говорите, удается избегать.

– А как вам вообще Zubr Cup?

– Это большое дело. Александр Мешков понимает, что детский спорт лежит в основе успешного клуба. И то, что он вкладывает деньги в Zubr Cup, дорогого стоит. Я и по ребятам вижу, насколько важна для них такая лига. Вот недавно в Бресте играли – там и группа поддержки, и оформление площадки, и маскот по трибунам бегал. Представляете, как это воспринимают дети? Я называю Zubr Cup маленькими Олимпийскими Играми.

По-взрослому. Чем крут антураж Zubr Cup

Главное, что благодаря Zubr Cup дети могут раскрепощенно играть в гандбол. Тренеры наблюдают за ними, обращают внимание на недостатки. Ведь на первенстве республики на тренеров давит ответственность за результат, они часто кричат на подопечных. Здесь же ребята могут просто играть в гандбол, ведь задачи выиграть любой ценой нет.

Особенно важна лига для школ из маленьких населенных пунктов. Там не всегда найдутся деньги, чтобы отправить команду на турнир в другой город. А здесь организаторы покрывают расходы на проживание и питание. Зельва, Ошмяны, Ляховичи, Щучин – они не могут часто выезжать на турниры за счет школы.

– Вы сказали, что продолжаете дело Анатолия Мешкова. Какие самые яркие воспоминания от работы с ним?

– За столько лет он ни разу не отменил ни одной тренировки. При этом каждое занятие было непохожим на предыдущее, так что все приходили с огромным желанием. Он давал много уникальных упражнений, даже не знаю, как он все придумывал. Мы играли и в хоккей с мячом, и в баскетбол с напарником на спине. То есть нужно было не просто забросить мяч в корзину, но и партнера удержать. Было похожее упражнение без мяча: берешь партнера на плечи и удерживаешь его, пока соперники пытаются сбросить. Или вот: несколько парней принимают упор лежа и стараются сбить друг друга. Кто последний удержится на руках – тот и победил. Мы наработки Мешкова используем до сих пор.

Кроме того, Анатолий Петрович был очень отзывчивым человеком. При этом он не делал все за воспитанников, а старался, чтобы мы сами всего добивались. Не было такого, что он всем давал зеленый свет в Педуниверситет. Он мотивировал все делать самостоятельно.

Как сейчас помню глаза Анатолия Петровича. Одного взгляда было достаточно, чтобы подопечные выкладывались на 100 процентов. При этом он был воспитанным, не кричал и не повышал голос. Мешков знал, как обратиться к игроку и донести свою мысль. Он был человеком, который умеет мотивировать. Если бы Анатолий Петрович был жив, он бы точно тренировал команду Лиги чемпионов.

Добавить комментарий