Share

Владислав Донцов: «А если трястись — смысл вообще выходить на площадку?»

В череду ярких осенних успехов минского СКА (повержены БГК имени Мешкова в чемпионате страны и румынский “Бухарест” в Кубке ЕГФ) вложено немало голов, скидок, умелых защитных действий украинского правого полусреднего Владислава ДОНЦОВА.

Рослый 22-летний левша, пришедший летом из запорожского “Мотора”, как-то вмиг вмонтировался в армейский гандбол, поражающий нынче быстротой и мощью. Для нас это важно еще и потому, что одним из подтекстов его трансфера в СКА была перспектива натурализации и последующего выступления за сборную Беларуси. И действительно: в эти дни парень дефицитного амплуа работает в спарринге на сборе команды Юрия Шевцова, пусть играть за нее пока и не имеет права…

— Все удивились, с какой легкостью СКА обыграл БГК. А вы сами?
— Конечно. Думаю, мало кто вообще ожидал, что СКА сможет победить в Бресте. Не говоря уже о том, что мы выиграем десять мячей. Полагаю, коэффициент у букмекеров на такую победу был неплохим. Наверное, это историческое событие. Одна из причин, мне кажется, в том, что БГК был каким-то уставшим. Слишком много игр у него в этом сезоне. Но и мы здорово подготовились. У нас многое получилось, а у соперника — наоборот.

— За счет чего на старте сезона СКА выглядит так мощно?
— Мы хорошо готовы физически. Проделали серьезную работу с Вадимом Леонидовичем Сашуриным. Многих соперников можем просто перебегать. Все играют, никто ничего не боится. Тренер так и говорит: не бойтесь, и у вас все будет получаться. А если трястись — смысл вообще выходить на площадку?

— Сейчас в СКА ты переживаешь лучшее время в карьере?
— Да. Играю много и на хорошем уровне. “Мотор”? Там я в основном сидел на скамейке, выходил только в чемпионате Украины. А он, грубо говоря, такой же, как здесь. И то, когда были зарубы с ЗТР, я, как правило, оставался в резерве.

— Тебя злит, что в чемпионате первые пятнадцать минут ты вынужден сидеть на скамейке из-за “правила левши”?
— Ну почему? Да, если честно, легче входить в игру со старта, чем потом. Но меня это не злит. Коля Алехин тоже хорошо справляется. И мне дает передохнуть. Возьмем один из матчей с “Бухарестом”: у меня не пошло, он здорово подменил.

— Ты говорил, что сразу даже не поверил, что у нас есть такое правило…
— Да-да. Когда приехал в апреле на просмотр и ребята рассказали об этом, подумал, что они шутят, разыгрывают меня. Такого не видел нигде. Решение удивительное, хотя, может, и правильное. Отношусь к нему нормально. Мне оно особо не мешает.

— Раньше тебя не развивали как гандболиста так, как Папруга, Шарейко, Сашурин?
— Хорошие тренировки были и в “Моторе”. Нас, молодых, оставляли после занятий дорабатывать под руководством второго тренера Владислава Калараша. И в ЗНТУ Вячеслав Лочман хорошо трудился. Но понятно, что в Минске я прогрессирую. Имею больше игровой практики, набираюсь опыта… Игорь Николаевич Папруга — спокойный тренер. Во время занятий нет ора. Если что-то не так, подойдет и объяснит на планшете. Так легче. А есть тренеры, которые при ошибках кричат и матерятся.

— Самое тяжелое упражнение от Сашурина?
— Мне всегда нелегко давался кросс. А у Вадима Леонидовича в Раубичах мы бегали еще и по горкам. Очень трудно. Плюс он дает упражнения на статику, с большими надувными мячами… Понравилось, как плавали на байдарках. Это необычно. И для меня в новинку. Еще используются специальные тренажеры- резинки, с помощью которых имитируются броски.

— “По юношам” играл против ребят из СКА?
— Как-то моя юношеская сборная Украины встречалась с белорусской. По-моему, на турнирчике в Кишиневе. И сюда, кстати, приезжали — в Стайки. Но я тогда заболел, все дни пролежал в гостинице и на площадку не выходил. Кажется, один матч мы выиграли, второй — проиграли. Запомнил Сончика, Вайлупова, Хадкевича… Особенно Сончика — бегал такой резкий… Короче, когда приехал в Минск снова, мы узнали друг друга.

— В СКА рассказывали, где тебя высмотрели?
— Я как-то и не спрашивал. Но знаю, что СКА на уровне руководства сотрудничает с “Мотором”. Еще год назад, когда меня захотели отдать в аренду, директор запорожцев говорил, что есть три варианта: СКА, “Нева” и челябинское “Динамо”. Поехал в Челябинск. После того сезона руководители, возможно, связались опять. В апреле мне позвонил Андрей Викторович Крайнов, предложил приехать на просмотр.

— Из трех вариантов тогда ты выбрал самый неочевидный…
— Выбирал не я, а меня. Наверное, в то время я не был нужен СКА. В команде, кроме Алехина, играл еще и Карвацкий… А этим летом остался один левша-полусредний, может, поэтому я и понадобился. Не знаю, как все сложилось бы, перейди я сюда на год раньше. Возможно, играл бы меньше. Да и в Челябинске набрался опыта. Пусть команда и была немножко слабее.

— Долго размышлял над предложением Крайнова?
— Нет, конечно. Не знал, что будет дальше, по окончании контракта с Челябинском. Раздумывал, возвращаться ли в “Мотор”. Было пару предложений из российской суперлиги, но не те, о которых мечтал. А когда позвонил Крайнов, сразу обрадовался. Да и тогда, когда мне говорили о трех вариантах, больше всего хотел именно в СКА. Знал, что здесь хорошая команда, налажен тренировочный процесс… Так что согласился сразу.

— О возможной натурализации Крайнов рассказал в первом же разговоре?
— По-моему, да. Мол, хотим обсудить вариант с твоим выступлением за белорусскую сборную. Сразу растерялся и даже испугался. Ответил: да-да, на все согласен. Не ожидал, что когда-нибудь в моей карьере зайдет речь о смене гражданства.

— Ты положил трубку — и…
— …начал собирать вещи. Хотел показать себя и попасть в СКА. Уже на месте переговорили о гражданстве. Я сказал: почему бы и нет? Тем более в сборную Украины меня не вызывали. А здесь хорошая команда, постоянно играющая на топ-турнирах, классный тренер.

— Это было сложное решение для тебя?
— Наверное, нет. Не вижу никаких минусов. Только плюсы.

— Белорусский паспорт у тебя уже появился?
— Нет. Но я написал заявление на имя Владимира Николаевича Коноплева о желании принять гражданство и выступать за сборную. Пока паспорт делается. Как понимаю, я должен выждать трехлетний карантин со времени последнего вызова в сборную Украины. Срок истечет, по-моему, в марте следующего года.
Но знаю, что и когда мне дадут паспорт, сразу в основном составе не окажусь. Надо еще заслужить это, выиграть конкуренцию.

— Какие впечатления от работы с Шевцовым?
— Это уже мой третий сбор под его руководством. Первый раз тренировался у него, еще когда приезжал на просмотр. Во второй — в сентябре, перед домашней игрой с БГК. Все нравится. У Юрия Анатольевича нестандартный подход. Порой дает веселые упражнения. К примеру, ведешь мяч, по хлопку нужно объединиться с тремя игроками и сесть, прислонившись друг к другу спиной. Кто лишний, делает ускорение. Интересно.

— После удачных матчей за СКА сборная Украины тобой не заинтересовалась?
— Нет. Когда ездили летом на турнир в Запорожье, встретил тренера сборной Виталия Андронова. Поздоровались. Он сказал: молодец, добавил. И пожелал удачи. Но речи о возвращении не было.

— Пару лет назад в плей-офф Лиги чемпионов твой “Мотор” мог попасть либо на “Логроньо”, либо на БГК. Ты сказал, что предпочел бы брестчан, потому что для тебя принципиально встретиться с экс-тренером запорожцев Сергеем Бебешко. У вас были разногласия?
— Отношения были обыкновенными. При нем я тоже не играл в Лиге чемпионов. Но в чемпионате он давал мне больше времени. Я мог выйти и с ЗТР. Все нормально. В “Мотор” меня позвал именно Бебешко. Я знал, что это авторитетный тренер. Наблюдал за ним в минском “Динамо”. Как и за игроками, которые потом переехали в “Мотор”. Пробиться в состав запорожцев было трудно. А принципиальность заключалась в том, что всегда хочется обыграть бывших партнеров и тренера. Да и “Логроньо” тогда казался сильнее БГК. Когда Бебешко злился, мог накричать — в том числе на меня. Хотя и Папруга может повысить голос. Как это было, к примеру, в перерыве первого матча против БГК. Но в целом Папруга спокойный тренер, а Бебешко — более эмоциональный.

— Сколько раз ты коснулся мяча за пару минут, что отыграл в Лиге чемпионов за “Мотор”?
— Раза три, наверное. И однажды забросил. Специально играли комбинацию под меня. Пас, кстати, отдал Боря Пуховский.

— Нашел причину, почему не закрепился в “Моторе”?
— Вероятно, не было доверия со стороны тренеров. Поляк Патрик Ромбел теперь дает играть хотя бы по чуть-чуть, но всем. А может, не соответствовал уровню.

— Ты говорил, что в Челябинске до вас не было дела руководству…
— Имел в виду тренировочный процесс. Директор клуба тянул одеяло на себя. Не слушал тренеров. Говорил: хочу вот такую защиту. Схема была сложная, и получался бардак. Никто из тренеров не мог ничего с этим сделать. А команда была хорошая, тоже все молодые ребята. Тем не менее так вышло, что вылетели. Возможно, директор думал, что помогает. Хотя многие говорили: это бред, так нельзя играть. В Челябинске мы здорово сдружились с ребятами. Договорились даже, что они приедут ко мне в Минск на Новый год.

— Ты поиграл уже в трех постсоветских чемпионатах. В Беларуси гандбол развит лучше, чем в России и на Украине?
— Считаю, в Беларуси и на Украине чемпионаты одинаковые. Здесь — Брест и СКА, потом пропасть и остальные. На Украине — “Мотор” и ЗТР. А в России чемпионат непредсказуемый. Лидер может проиграть аутсайдеру. А в целом уровень гандбола в странах сопоставим. Хотя сборную Беларуси не сравнить с украинской. Та собирается два раза в год на три дня. Отношение к ней несерьезное.

— Вратарь Паша Мискевич в своем блоге отмечал, что ты фанат тренажерного зала…
— Это не так. Он писал всякий бред, в шутку. В “тренажерку” хожу не чаще других. Я фанат спорта. В Челябинске начал интересоваться хоккеем. Раньше не понимал, что это вообще такое. Но однажды сходили с женой — понравилось. И в Минске уже успели побывать. Как раз на матче с “Трактором”. Кстати, на игре познакомился с российским вратарем мини-футбольной “Столицы” Димой Поляковым. Он подошел и просто заговорил с нами. Хороший парень.

— Что тебя удивило в Беларуси?
— Картошка. Реально очень вкусная. Отличается от нашей. Полюбили те же драники. Еще в Минске везде зелено. Воздух чистейший. Особенно по сравнению с Запорожьем и Челябинском. Библиотека красивая. Да и весь город. Нравится гулять по Немиге. Катались даже на катамаране по реке. В зоопарке были, в парке Челюскинцев.

— Что означает твоя татуировка?
— У нас с женой она парная. Это фраза из сериала “Игра престолов”, которая нам понравилась. Кхалиси говорила про Кхала: “Мое солнце и звезды”. Он про нее: “Луна моей жизни”.

— Перед тем как получить новый паспорт, нет желания узнать о Беларуси больше?
— Когда получу, буду узнавать. Хотя уже сейчас знаю отдельные слова гимна. Слышал по телевизору. Если начну выступать за сборную, нужно будет выучить. Ребята в команде говорят: у вас на Украине такой смешной язык. Отвечаю: а для меня белорусский — веселый.

— Будешь петь гимн перед матчами?
— Да. Почему нет?

pressball.by

 

Добавить комментарий