Слышите? Мы уже повеситься готовы от этой кукушки за окном! — такой репликой встречают нас в гостиничном холле Анна Седойкина и Елена Сливинская. Они вместе с командой собираются на предыгровую тренировку. — Она, зараза, не унимается с самого утра, весь тихий час и, похоже, умолкать не собирается.

— Так радоваться же надо, раз птица разговорчивая! — реагируем мы с коллегой Сергеем Приголовкиным. — Когда еще кукушка столько лет напророчит!

— Это еще как к этому относиться! — по-своему, по-вратарски парирует Седойкина. — А вдруг это она завтрашние броски по нашим воротам считает?

Автобус «Ростов-Дона» полон, и команда отправляется на тренировку. Дорога — сорок километров. Из одной деревушки, Вечеш, — в другую, Дабаш. Там в субботу вечером и пройдет важнейшая игра Лиги чемпионов.

Будапештские спутники Вечеш и Дабаш — как Вилларибо и Виллабаджо из стародавней забавной рекламы. Только между ними никакой вражды и соперничества, а только одинаковые километры сельских дорог среди добросовестно возделанных полей.

Лучшее настроение в автобусе однозначно у Виктории Борщенко. Ее любимая футбольная команда «Ливерпуль» среди недели произвела фурор в своей Лиге чемпионов, разгромив «Манчестер Сити». Вика и победе красных рада, и не забывает подколоть автора этих строк, который болеет совсем не за «Ливерпуль».

…В игровом зале наставник донских красавиц Фредерик Бужан первым делом замечает на уровне балкона два больших окна. Недавний опыт Бухареста подсказывает французу, что там могут затаиться камеры-лазутчицы.

Бужан просит пресс-атташе Андрея Демьянова подняться на подозрительный ярус и проверить, не затеяли ли хозяева секретную съемку предматчевого занятия ростовчан.

Первое, что делает Фред после разминки, — собирает гандболисток вокруг себя. Говорит тихо, но акцентирует чуть ли не каждое слово. Делает небольшие паузы, чтобы переводчик поспевал синхронно. Слова простые, никак не похожие на накачку: впереди главные игры евросезона, и важнее всего оставаться спокойными и показывать свой гандбол, не поддаваться естественному давлению чужого зала.

Напомним читателям БЦ, что сам Фред, в отличие от многих своих подшефных, никогда не играл на столь высокой еврокубковой стадии. Он вроде как должен испытывать волнение. Если оно и есть, то француз его профессионально скрывает.

За тренировкой внимательно следят не только резиденты БЦ, но и съемочные группы клубного телевидения и ростовского корпункта «Матч-ТВ». Помимо тренировки, одни успели сделать видео-гид для болельщиков по Будапешту. Другие сняли ристалище будущего «финала четырех» — его уже традиционно примет шикарная будапештская «Ласло Папп Арена». Ребята с камерами своей активностью будто намекают, что «Ростову» самое время пробиться в этот самый финал на четверых.

Забавная для участниц и зрителей игра — гибрид баскетбола, футбола и гандбола — закончилась неудачным приземлением после прыжка под баскетбольным кольцом для самой юной ростовчанки. Недавняя дебютантка сборной Лера Маслова сильно подвернула голеностоп и остаток тренировки наблюдала со скамейки с привязанным к ноге мешком льда.

К концу почти двухчасового занятия в зал подтянулись узнаваемые лица. Это хорошие знакомые ростовских девушек, сейчас выступающие в Венгрии: Карина Ежикова и Анна Пунько.

Надо знать специфику юмора спортсменов, чтобы оценить реплики, какими ростовчанки встречают Пуню. Аня приехала к бывшим партнершам на костылях: только накануне игроку «Дебрецена» сделали операцию на мениске левого колена.

Задорные возгласы «Четыре ноги!» и «Костыли!», кажется, только поднимают Пунько настроение. Она, кстати, здесь не одна, а со своим молодым человеком. Маринко — серб, выступает за гандбольный клуб «Дабаш», в зале которого и работает «Ростов». Маринко заблаговременно запасся билетами для себя и Ани и рассказывает, что все 2500 мест давно и уверенно распроданы.

После тренировки по дороге в гостиницу все ростовчанки смотрят в автобусе гандбол: кто «Мидтьюлланд» против «Вардара, кто — «Бухарест» и «Мец». Концовку игры румынского и французского клубов досматриваем уже у входа в отель в компании Фредерика Бужана и Матье Вайя. У французов под впечатлением от уничтожения «Меца» нет других слов, кроме тех, что пришли в русский язык из французского:

— Ка-та-строф… Кош-мар…

Шмельков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *