По итогам уже далекого 2005 года ИГФ провозгласила его лучшим гандболистом планеты. А он все еще в строю, причем, как правило, во главе парадов. Арпад Штербик — личность легендарная. В послужном списке 38-летнего голкипера титулы чемпиона мира и Европы, четыре победы в Лиге чемпионов, семь титулов чемпиона Испании, три — Венгрии.

Серб с венгерскими корнями уже давно выступает за сборную Испании. В ее составе он в начале года выиграл чемпионат Европы, будучи призван на последний рубеж в авральном порядке незадолго до окончания турнира.

На клубном же уровне Штербик проводит четвертый сезон в «Вардаре». Но уже известно, что летом он переходит в «Веспрем».

Мастерство вратаря с возрастом никуда не делось — очередным тому подтверждением стал полуфинал СЕХА-Газпром-лиги против белорусского БГК. Сэйвы Арпада стали одним из факторов победы македонской команды в Скопье.

А назавтра Штербик, несмотря на повышенный спрос у журналистов, нашел время для эксклюзивного разговора с корреспондентом БЦ. Правда, выяснилось, что знаменитый гандболист не силен в английском. И тогда роль переводчика отважно взял на себя его одноклубник Даниил Шишкарев, за что капитану российской сборной отдельное спасибо.

— В микст-зоне вы нарасхват. Часто даете интервью?

— Да. А когда приходит время важных матчей — таких, как в «финале четырех» СЕХА-лиги, ваши коллеги обращаются ко мне еще чаще обычного. Сейчас, в свободный день перед финалом, у нас была встреча с прессой, и я полчаса отвечал на вопросы.

— Что скажете о полуфинальной победе над БГК?

— Против команды из Бреста мы играли много раз — и в СЕХА-лиге, и в прошлом сезоне Лиги чемпионов. Это непростой соперник, и результаты нашего противостояния не всегда радовали. Бывал и негатив, потому что у БГК очень хороший подбор игроков. Но нынешний матч не вполне отражал соотношение сил, потому что клуб Мешкова выступал без нескольких травмированных лидеров.

— В воскресном финале против «Загреба» будет тяжелее?

— Несомненно. В хорватской команде много сильных игроков, там есть мастера, которые выигрывали чемпионаты мира, Европы, Олимпиады.Поэтому настраиваемся на тяжелый бой. Но, конечно, рассчитываем выиграть турнир, тем более на своей площадке.

— В Скопье вы, наверное, очень популярны?

— Не только я, все игроки «Вардара». Здесь гандбол — спорт номер один. Нас часто узнают на улице, и это нормально.

— Македонскую столицу не назовешь мегаполисом. Вам здесь не скучно?

— Ха, это как посмотреть. По сравнению с городком Ада, где я рос и где живут тысяч двадцать, Скопье — это прямо Нью-Йорк. Поверьте, на досуге здесь всегда есть куда пойти и чем заняться.

— Но летом вы уедете в «Веспрем». Почему решили сменить обстановку?

— Когда в 2014 году перешел в «Вардар», то подписал контракт на четыре года. Сейчас его срок заканчивается, и мне поступило хорошее предложение из Венгрии. Возвращаюсь в знакомые места — ведь в свое время провел в «Веспреме» несколько сезонов, многому там научился. Есть и семейные причины. Хочется быть ближе к дому — от Веспрема 250 километров до Ады, пусть и через границу. К тому же моя жена Моника — венгерка, а сестра Андреа, бывшая гандболистка, играла в Венгрии и осталась там жить по окончании карьеры.

— Вы тоже так поступите?

— Да, ведь я этнический венгр. У меня есть и венгерский паспорт, хотя за сборную Венгрии никогда не выступал. Вероятно, «Веспрем» станет последним клубом в моей карьере. Контракт подписал до 2020 года, к тому времени мен будет почти 41. Пожалуй, никого не удивит, если в таком возрасте игрок завершит карьеру. А дальше планируем жить или в Веспреме, или в Будапеште. Жизнь покажет. Я и сейчас нередко бываю в Веспреме, у меня там много друзей.

— Родились в Сербии, корни у вас венгерские, выступаете за сборную Испании, сейчас играете в Македонии…

— Знаете, я очень рад, что довелось пожить в нескольких странах, выучить языки, познакомиться с разными культурами. Все это обогащает. Но если говорить о самоощущении, то чувствую себя венгром из Сербии.

— Отличия людей разных национальностей в общих представлениях не преувеличены?

— Ну, скажем, между испанцами и македонцами особой разницы нет. Обе страны южные, это средиземноморские культура и ментальность. А вот Венгрия — уже другое дело. Там народ отличается от южан примерно так же, как русские от скандинавов.

— Что вас связывает сейчас с Испанией, кроме сборной?

— Там много друзей. У меня есть квартира в Барселоне, и чувствую себя в этой стране очень комфортно.

— На недавний чемпионат Европы вас призвали в срочном порядке перед полуфиналом. В итоге сборная Испании завоевала золото. Какой была первая мысль, когда раздался звонок с просьбой о помощи?

— Возникло опасение: а помогу ли команде? Пока шел тот турнир, в клубе оставались лишь четыре или пять игроков, полноценных тренировок, по сути, не было. Не чувствовал себя полностью готовым. С другой стороны сыграть, конечно, хотелось. Такое двоякое чувство. Рад, что все закончилось для нас отлично.

— В будущем еще сыграете за национальную команду?

— Регулярно участвовать в сборах точно не буду. Я еще три года назад заявил об этом, но уточнил, что в случае срочной необходимости могу помочь. Так и случилось в январе, когда возникла проблема с вратарями. Если, не дай бог, ситуация повторится и будут травмы, то вновь откликнусь.

— Чемпионом мира и Европы вы становились, а вот олимпийских медалей в вашей коллекции нет…

— Ничуть не переживаю по этому поводу. У меня и так достаточно наград.

— Как в Сербии отнеслись к вашему решению выступать за Испанию?

— Как обычно в таких случаях. Многие были недовольны, что я поменял спортивное гражданство. Было много споров, критики в мой адрес. Но постепенно страсти улеглись.

— На протяжении карьеры вы поиграли со многими гандболистами из бывшего СССР. Что можете сказать о них?

— О, у этих ребят было чему поучиться! Например, у Таланта Дуйшебаева, Сергея Рутенко… Они не столько учили меня гандболу, сколько служили примером крепких характеров. Не знаю, все ли у вас такие или только те, с кем мне довелось играть. Но эти парни в каждом матче боролись до конца и отличались сильной волей. Они меня просто восхищали.

— Сейчас с ними общаетесь?

— С Талантом перезваниваемся, а когда встречаются наши команды, то и видимся. С Сергеем тоже часто говорим по телефону, а в июне прошлого года гостил у него в Минске. Много общались. Хорошо знаком и с младшим братом Рутенко — Денисом, выступающим за БГК. Сейчас, после полуфинала, тоже поговорили. В столице Беларуси я был раз пять, и мне там нравится. Приятное место.

— Интересно, как вы стали вратарем.

— О, абсолютно классическая история. Однажды на тренировке понадобился голкипер, и эту роль предложили мне. Получилось неплохо — и пошло-поехало. Профессиональную карьеру начал в сербском «Юговиче», оттуда перебрался в «Веспрем», а уже потом была Испания…

— Балканские нации сильны в спорте. Чем это объяснить?

— В бывшей Югославии очень любят игры с мячом. С раннего возраста там только и делают, что гоняют во дворе в футбол, баскетбол, занимаются гандболом. Любовь к спорту — фундамент успехов в нем.

— Вы родились еще во времена единой Югославии. В бывших республиках многие тоскуют по той стране?

— Таких людей немало. Ведь в Югославии все было общим — горы, море. Это была большая страна, и многие с ностальгией вспоминают о прежних временах.

— Какой вы человек за пределами площадки?

— Спокойный. Это во время игры могу понервничать, но в жизни обычно расслаблен. Особых увлечений нет, потому что вся моя жизнь — это гандбол. Когда есть время, смотрю матчи — в первую очередь с участием бывших партнеров. И, конечно, провожу время с семьей.

Николаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *