Тренер брестского клуба имени Мешкова Сергей Бебешко хорош в интервью по горячим следам. Неважно — после побед или поражений. Не остывший азарт спора никогда не подавляет в нем способности к анализу, зато добавляет суждениям горячности и нерва. Вот почему мы поспешили на связь с наставником лучшей в послесоветском гандболе мужской клубной команды наутро после ее победы в финальном матче Кубка Беларуси. Это означало очередной золотой дубль БГК, третий кряду под началом украинского рулевого.

— Вы уже успели оценить уходящий сезон как самый трудный из семи, победно проведенных в Беларуси. Может, поищем еще определения? Например, самый интересный…

— Нет, правильнее — именно самый трудный. Вспоминаю все, что навалилось на наш штаб прошлым летом. Мы сначала узнали о параллельных полноформатных выступлениях в чемпионате страны и СЕХА-лиге, а потом еще и состав нашей лигочемпионской группы. Признаюсь, была растерянность. Не знали, с чего начинать, куда двигаться. Все новое. Если кто-то в таких ситуациях сразу говорит, что знает, как действовать, он или лукавит, или обманывает себя.

Интересный сезон, говорите? Ничего интересного, когда у тебя не складывается график подготовки, когда нескончаемой чередой идут игры и в каждой требуют только побед. Интересно, когда работаешь в удовольствие и без спроса за решение каких-то задач. Думаю, Игорю Папруге в СКА было интересно. Мне — нет.

— Подвели черту под реестром сыгранного? Что там в итоге?

— Финал Кубка был семидесятым официальным матчем сезона. Мы ведем статистику всех игр и участия в них игроков. Каждый месяц делали анализ, пытались равномерно распределять нагрузку не в ущерб результату.

— Подойдет ли определение сезона как самого поучительного?

— Вот это годится. Считаю, это вообще уникальный в истории гандбола опыт. Можно сравнить разве что с прошлым сезоном венгерского «Веспрема». Но ему хотя бы позволили часть матчей чемпионата провести еще в межсезонье. А так, как мы, не бывал нагружен никто. Но вряд ли эти знания пригодятся кому-то, кроме нас самих. Никакая другая национальная федерация не строит календарь без поправки на интересы команд, представляющих ее в Лиге чемпионов.

Кто-то говорит о сходстве нашего графика с бундеслигой, где участники еврокубков порой играют трижды в неделю. Но там нет таких перелетов. И всего один регулярный турнир, а не два. Ведь наши сложности не столько в количестве игр, сколько в частоте переключений на разные турниры. Они отличаются по рангу, накалу, уровню сопротивления. Если приоритетом для игроков объяснимо становится Лига чемпионов, непросто заставить их и в других форматах работать без послаблений, на износ, как машины. Иногда у нас получалось, иногда нет.

— Повторить этот опыт будет проще?

— Естественно. Всегда составляю план на весь сезон. Стараюсь спланировать пики формы к самым важным календарным отрезкам. В прошлом сезоне труднее всего было в начале. Там плотно сошлись старт в Лиге чемпионов, первый матч против СКА, важные выезды в «регулярке» СЕХА-лиги.

— А можно назвать сезон самым тревожным для вас?

— Да. Не всем нравится, когда мы проигрываем даже в Лиге чемпионов. А в октябре случилось еще домашнее поражение от армейцев. Вот от него и до конца ноября было очень тревожно. Мы вырулили из пике в декабре. И после зимней паузы в феврале все уже было нормально.

— В этом сезоне как-то изменились ваши отношения с главой клуба Александром Мешковым?

— Пожалуй, в них добавилось строгости. До этого два сезона все было прекрасно, мы двигались по восходящей. Но теперь оказалось непросто адаптироваться к перегруженному календарю. Естественно, было больше поводов для недовольства. Но показатель работы тренера — конечный результат. А мы все турнирные задачи в итоге выполнили.

— По весне в одном резонансном интервью вы сказали: за БГК болеет только Брест, а вся страна — против. Это вы умышленно? Есть такой прием мобилизации команды: мол, мы гарнизон — осажденной крепости…

— Это была и мобилизация команды, и своего рода рекламация журналистам. Это естественно, когда во всех видах спорта надоедает несменяемость фаворита, всем хочется перемен. Но нельзя терять объективность. Вот посмотрите: в той же белорусской прессе уйма критики в наш адрес и никакой — в адрес СКА. Даже когда он в очередной раз проиграл Балтийскую лигу!

В стране есть одна гандбольная команда, у которой замечают все изъяны и с которой строго спрашивают. А другая, что бы с ней ни стряслось, неприкосновенна. Даже после кубкового финала никто не написал, что мы СКА попросту разгромили, написали, что мы с ним «справились». Я говорил о нелюбви к БГК в таком контексте.

— Вам удалось по ходу сезона приблизить игру команды к той стройности, которая была еще год назад?

— Трудно рассуждать в таком ключе. У нас сейчас другие игроки. И команда тоже другая. В ней нет Атьмана, Криштопанса, Остроушко, Джамали — полусредних с конкретным набором действий в защите и нападении, к нам пришли левые полусредние Джорджич и Шкуринский — хорошие атакующие игроки, но оба были без навыков игры в защите, их этому пришлось обучать.

Не стало игрока с таким дальним броском, как у Криштопанса. Естественно, изменилась тактика в атаке. Мы меняли и адаптировали ее к новым исполнителям по ходу сезона. В чемпионате страны из-за лимита легионеров приходилось искать уже другие сочетания. Только стали что-то находить — зимой из состава выпали Игропуло, Кулак и Стойкович. Пришлось перестаиваться снова. То есть не было никакого повторения моделей прошлого сезона!

Весной пришли к более или менее отлаженному варианту — но одновременно травмировались и выбыли на месяц Джорджич и Шкуринский. Импровизировали снова. Вот такой был сезон. На заключительном его этапе, когда восстановили всех, кроме Игропуло и Кулака, сыграли уже стройно, с высоким качеством. Если сохраним костяк этого состава, в следующем сезоне обязательно будет прогресс. Если снова случится массовое обновление — будет поиск.

— Насколько удачной была трансферная кампания прошлого лета?

— Повторюсь: мы сильно сдали в обороне без ушедших полусредних. Горак — неплохой защитник. Но вариативность действий упала, мы потеряли контратаку. Крайние защищались «вторыми», на фланге «прятали» Шкуринского. В атаке тоже стало меньше разнообразия, особенно в связи с потерей на полсезона Кулака. Скажу так: все, кто к нам пришли, заиграли в БГК сильнее, чем в прежних клубах. Но даже при этом команда у нас ослабла.

— А что не сложилось в Бресте у Игропуло?

— Правильнее спросить у него. Гуляет много всяких версий. И странно, что коммуникабельный Константин сам никому ничего не рассказал. В начале октября ему сделали МРТ колена и диагностировали артроз второй степени. Мы дали ему паузу, поберегли. К Новому году все более или менее нормализовалось. Но потом, после отлучки в сборную России, он заявил, что больше на площадку не выйдет, что хочет операцию. Мы считали, что положение не настолько критично. В привезенном им из Москвы заключении тоже говорилось о возможном плановом лечении по окончании сезона. Но он играть отказался. Вот и все.

— С каким СКА вам было сложнее соперничать: пару лет назад, еще при Спартаке Мироновиче, или сегодня, когда у руля Игорь Папруга?

— Сложнее сейчас. Раньше команда была более предсказуемой, даже с Сергеем Рутенко в составе. Теперешний СКА играет в другой гандбол. Те, кто был юным при Мироновиче, повзрослели, сыгрались. У Папруги сейчас есть по два игрока на каждую позицию. Влад Кулеш играет за клуб намного сильнее, чем за сборную. Но вообще сравнение не вполне корректно. Изменилась система розыгрыша. Раньше мы часто рубились только весной. Теперь такие матчи у нас каждый месяц. Как ни готовься к ним, в календаре рядом стоят и другие игры. Форма не всегда бывает оптимальной.

— Вам не грустно, что наиболее талантливые из белорусов, обученные играть современно: Кулеш, Королек, Подшивалов, Шинкель, Гайдученко, Карвацкий, — оказываются в зарубежных клубах, а не в сопоставимом с ними по уровню БГК?

— У игроков СКА есть один общий изъян. Причем он переносится и на сборную Беларуси. В трудных моментах, в стрессовых ситуациях ребята плывут. У нас таких ситуаций множество, мы должны выигрывать каждый матч. В БГК нет такого посыла: мы играем для того, чтобы росла молодежь, а остальное — как получится. Когда СКА выиграет хотя бы Балтийскую лигу, можно будет говорить, что его игроки не только прибавили физически, но и психологически готовы приносить результат. Нам нужны именно такие.

— В лигочемпионских встречах с грандами ваша команда подчеркнуто уповала на погашение скорости. Сыграть иначе было никак?

— Возвращаемся к теме трансферов и комплектования. При смене фаз игры при нашем наборе игроков мы вынуждены были делать по две замены, выпуская защитников вместо нападающих и наоборот. Возможно, здесь был мой просчет. Это действительно снижало динамику игры, мы потеряли на этом немало очков.

После поражения от «Фленсбурга» пришел к выводу, что возможна максимум одна такая замена. И, наверное, перестроиться следовало раньше. Последние игры против СКА мы провели принципиально иначе. Решим задачу обходиться вообще без таких замен — покажем тот гандбол, в какой играют все сильнейшие. Но требуются игроки-универсалы. А они в дефиците. Это усложняет задачу. Научить защищаться можно в принципе всех. Но для этого нужно время. И терпение.

— О чем говорит анонсированный уход из БГК вашего любимого игрока — разыгрывающего Дмитрия Никуленкова?

— О том, что в клубе решили омолодить эту позицию. У Димы было три операции на колене. Расстаться с ним — не мое решение, и я не хочу его комментировать. Был бы рад, если бы Никуленков остался в команде. Тем более игрой в этом сезоне он многое доказал и был в отличной форме.

— Вы разделяете установочный посыл Александра Мешкова: выиграть Лигу чемпионов и желательно игроками, выращенными в Бресте?

— Это сложно. И потом, Александр Анатольевич не говорит о сроках решения этой задачи. Если через год-два — то никак. Нужного числа брестских игроков просто нет. Если речь об отдаленном будущем — надо стараться. Мешков — максималист, он часто хочет всего и сразу. Я такой же. Поэтому посыл разделяю. Но надо сделать анализ перспектив и наметить путь.

— Пока приток игроков в основу из дочерней команды крайне скромен. Цепочка не отлажена?

— Задачи пополняться своими воспитанниками никто не отменял. Нескольких парней мы планировали подключать к первой команде в матчах чемпионата страны. Начали это делать, но потом пошла череда травм и болезней. В результате в ближайшей перспективе в команду могут влиться только двое: Валентин Куран и Павел Дорофеев. Остальная молодежь еще зеленовата.

— Каким будет БГК к осени?

— Как уже говорил, хочется сохранить теперешний костяк. Уже объявлены три новобранца: белорус Саша Бочко, сербы Дарко Джукич и Сандро Обранович. Осталось закрыть позицию полусреднего-левши. Там пока один Серега Шилович. На остальных участках все нормально. Команда станет моложе и быстрее, и думаю, вы не станете упрекать нас в торможении темпа, как в прошлом сезоне.

Новиков

Фото: пресс-служба БГК им. Мешкова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.