Далеко не первый год, когда речь заходит о гандболисте Александре Черноиванове, нет-нет да и услышишь удивленное: как, он разве до сих пор играет?!

Да, играет. И еще как! На финише изнурительного сезона 39-летний линейный выглядел на площадке лучше всех в серебряном «Спартаке». Уже одно это не могло оставить друзей БЦ без интервью с харизаматичным богатырем. Впрочем, ему всегда было о чем рассказать.

— Похоже, вы знаете формулу эликсира долгой спортивной молодости. Не поделитесь?

— Наверное, сказалось позднее начало карьеры. Что такое гандбол, узнал только в 18 лет. То есть пришел в спорт уже физически сформировавшимся. Возможно, это помогло справляться с нагрузками.

— Если сейчас восемнадцатилетний парень скажет, что хочет заняться гандболом, станете его отговаривать?

— Нет. Все возможно, если есть силы и желание. Вспомните пример Майкла Джордана. Он ушел из баскетбола, стал профессиональным бейсболистом, добился и там каких-то успехов. А потом вернулся в НБА и вновь был там лучшим. Хотя, конечно, такие поздние старты, как у меня, случаются нечасто.

— Лев Целищев, выступавший в этом сезоне за украинский «Мотор», начал играть тоже довольно поздно. Это характерно только для линейных?

— Думаю, не только. Есть пример Владимира Максимова, который играл полусредним. У него стартовый возраст был всего на год меньше моего.

 Вы выдали мощную концовку сезона, здорово сыграли и в финале Суперлиги, и в Кубке России. Откуда силы на такой финишный рывок?

— Пожалуй, многое значила мотивация. Хотелось доказать и себе, и окружающим, и бывшей команде, что меня рано списывать со счетов. Хотя никогда не говорил, что я на площадке какой-то магнит, к которому притягиваются все мячи. Когда создавался клуб «Спартак», меня туда позвали для того, чтобы в критические минуты мог сплотить команду и повести ее за собой. Надеюсь, что-то получается.

— Вы в «Спартаке» воспринимаетесь тем самым бывалым «дядькой», который может и молодежь построить, и старичков подстегнуть.

— С парнями, которые прошли огонь, воду и медные трубы, мы на одной волне. Обращать к ним пламенные речи просто ни к чему. И так понимают, за что сражаются. Случается, необходимо настроить молодых ребят. Особенно, когда в игре зашкаливают эмоции. Но это не значит, что Черноиванов деспот, который развел дедовщину. Пытаюсь найти индивидуальный подход к каждому. Одному нужно объяснить обстановку на популярном языке, с другим интеллигентно поговорить по душам. А еще стараюсь узнать, чем живет партнер вне зала и площадки. Это помогает придумать, как его мотивировать.

— Молодые обращаются за советами?

— Поначалу, конечно, с этим было трудновато…

— Вам?

— Ребятам. Тяжело идти на контакт с человеком, который вдвое старше тебя. Когда я начинал в краснодарском СКИФе, рядом были игроки 25-26 лет. Они казались мне взрослыми мужиками. Боялся глаза поднять. Представляю, что чувствовал в начале сезона парень, который моложе меня на два десятка лет. Но постепенно ребята поняли, что я не злой и вредный дед, а человек, всегда готовый помочь и подсказать. Но Александром Петровичем до сих пор иногда называют.

— Ваш теперешний тренер Василий Филиппов с детства болел за «Спартак». Вы тоже из потомственных поклонников «красно-белых»?

— В прошлом веке, когда я был маленьким, у нас в Краснодаре большого футбола не было. «Кубань» в то время выступала в низших дивизионах. Из матчей высшей лиги телевизор показывал один в неделю. Поэтому ни за какой клуб никогда не болел. Но, когда нам сообщили, что теперь мы «Спартак», эмоции все же захлестнули. Честно, было ощущение, что мы стали частью чего-то глобального. И по ходу сезона это ощущение только крепло. Никогда прежде не видел фанатского сектора, настоящих болельщиков, которые приходят на каждый матч. Эта атмосфера всеобщей поддержки настолько необычна для гандбола в России, что я под впечатлением до сих пор.

 Как работается в ситуации, когда тренер команды младше вас?

— Мне часто задают такой вопрос. Когда клуб только создавался, мы с Филипповым сразу оговорили это обстоятельство. Никаких панибратских отношений в зале и на площадке быть не должно. Из этого складывается командная дисциплина, это может влиять на результат. Мы с Василием друзья, долго играли в одной команде, но во время матчей и тренировок я игрок, а он наставник. Только так.

 Возможно, станете и коллегами?

— Уже года два-три слышу разговоры: мол, пора бы тебе кого-нибудь потренировать. Могу сказать, что получаю азы тренерской практики прямо сейчас. Часто доводится подсказывать, объяснять ребятам, как играть в различных эпизодах. Что будет дальше? Посмотрим.

— Главное, что хочется сказать вдогонку сезону?

— Для «Спартака» второе место в стране — огромный успех. Не знаю команду, которая, дебютируя в Суперлиге, сыграла бы в двух финалах. Но у меня осталось легкое чувство недосказанности. В следующем сезоне постараемся все досказать.

— Наметили конкретный срок для продолжения карьеры?

— Всегда хорошо заниматься любимым делом. Но в спорте, помимо интереса к своему ремеслу, способности выдержать конкуренцию, есть еще и фактор здоровья. К счастью, у меня пока нет проблем ни с первым, ни со вторым, ни с третьим. А значит, можно поиграть.

— А дома что говорят на этот счет?

— Жена, бывает, спрашивает: может, хватит уже в мячик играться? А детям ведь не расскажешь, что папе столько лет, когда обычно уже не играют. Они приходят в зал, кричат, что папа лучший. Потом обнимают, радуются и живут эмоциями. Поэтому в семье тучи сомнений по поводу моих ближайших планов не нависают. Дочки подталкивают вперед и придают сил.

— Они тоже гандболистки?

— Пока девочки росли, я часто отсутствовал: сборы, тренировки, соревнования. Окунувшись в это с головой, мы с женой думали про детей: только не спорт, только не повторение пройденного. Но чем старше становятся дети, тем меньше они считаются с мнением родителей. Это нормально, сам был таким.

Старшей, Полине, понравился волейбол. Она посещает секцию, смотрит матчи сборной, чемпионата России, еврокубков. Мечтает стать профессиональной волейболисткой. Мама, правда, немного сопротивлялась. Но все же решили дать ребенку шанс. Впрочем, как я сказал, нас не очень-то и спрашивали.

А младшая, Алина, занимается в кружке народных танцев, ездит по конкурсам, фестивалям. То, что у девочек такие разные увлечения, отлично сказывается на микроклимате в семье. Каждая рассказывает о своем, всем вместе нам очень интересно.

— Вы никогда не роптали по поводу выпадавшего вам игрового времени, хотя бывало всякое. Это врожденная деликатность?

— На скамейке вообще бесполезно кричать: тренер, дайте еще поиграть! Со стороны виднее, насколько хорошо ты выглядишь, правильно ли выполняешь задание, не переигрывает ли тебя оппонент, остались ли силы. В моем понимании, надо делать максимум возможного, пока играешь. Не важно, 60 минут это или 60 секунд. А время на площадке — это показатель твоей нужности команде. В принципе могу спросить, почему произошла замена. Но ломать лавку, швырять бутылки с водой или полотенца точно не стану.

— Вы привлекали внимание не только игрой, но и обувью. Красно-белые кроссовки — составляющая стиля?

— Просто я очень большой. В наших магазинах можно найти игровую обувь только до 15-го размера. 15 с половиной — это предел. А у меня — 16-й! Приходится либо искать кроссовки за рубежом, либо делать их здесь под заказ. Хотел подчеркнуть, что я теперь в «Спартаке», потому остановился на красно-белой гамме. А фамилию написал, чтобы ее раньше узнали болельщики. Ведь на старте сезона им мало кто из нас был известен.

— Когда начинали карьеру, была ли у вас спортивная мечта?

— Была. Поскорее ее закончить.

— Почему?

— Да не видел я себя в большом спорте!

— Видите, как все изменилось…

— Да. Гандбол стал частью моей судьбы. Появилось страстное желание сыграть на Олимпиаде. Оно осуществилось в 2008 году. Жаль только, что из Пекина без медалей вернулись. Но за игру-то стыдно не было…

Козлов

Фото: пресс-служба ГК «Спартак».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.